Гатилов Павел (volitag) wrote,
Гатилов Павел
volitag

Что такое Русь

(орывок из продолжения книги о Довмонте)

Что такое Русь? Это северная Византия. Страна, славянская по языку и крови, взявшая себе имя, первых правителей и воинов от викингов, и веру в единого Бога – от греков. Такое же диковинное сплетение, как орнаменты на полях средневековых книг.

Когда Владимир решил отречься от язычества, он разослал послов по разным странам, чтобы они своими глазами увидели, в кого верят соседние народы. В Константинополе русских послов провели на службу в собор Святой Софии. «Мы не знали, на земле мы или на небе…» – сказали они князю, вернувшись. Через полвека сразу три Софийских собора возвысились в трёх крупнейших городах Руси – Киеве, Новгороде и Полоцке.

Жестокий народ узрел вертикальное измерение – не то, которое открывается глазам от земли вверх, а то, которое между Богом и адом, между любовью и враждой, которое на православном восьмиконечном кресте символически обозначено косой перекладиной в ногах распятого Иисуса.

Владимир, который прежде приказал заколоть родного брата, обесчестил Рогнеду и убил у неё на глазах её родителей – этот же Владимир в первые годы после крещения перестал наказывать преступников, боясь нарушить заповеди, а в конце жизни каялся, оплакивал прежние свои дела и молился: «Владыка Боже, не помяни моего зла, не знал я тебя в язычестве, теперь же знаю тебя и ведаю. Господи, Боже мой, помилуй меня».

При Владимире и его сыне Ярославе Мудром Русь достигает наивысшего расцвета. Основываются города, воздвигаются храмы и монастыри. Создаются прекрасные иконописные образы, первые книги. Ярослав завещал сыновьям: «Имейте любовь между собой, потому что все вы братья, от одного отца и от одной матери. И если будете жить в любви между собой, Бог будет в вас и покорит вам врагов. И будете мирно жить. Если же будете в ненависти жить, в распрях и ссорах, то погибнете сами и погубите землю отцов своих и дедов своих, которые добыли ее трудом своим великим».

Дети и внуки Ярослава исполнили этот завет, но не в полной мере, а в меру человеческих сил. Они пока ещё больше воевали брат за брата, чем брат против брата. Их вера ещё была живой, и Владимир Мономах явил собой образ истинного христианского правителя, написав своей жизнью самую красивую страницу в истории Руси.

Но со временем князей из Рюрикова рода становится слишком много, они слишком сильно ненавидят друг друга, Русь не может вместить их алчного голодного властолюбия, и жестокие междоусобные войны идут, не прекращаясь. Боль создателя Слова о полку Игореве подобна гласу вопиющего в пустыне: «Войны князей против поганых прекратились, ибо сказал брат брату: "Это мое, а то моё же". И стали князья про малое "это великое" говорить, а сами на себя крамолу ковать. А поганые со всех сторон приходят с победами на землю Русскую».

Неудивительно восхищение летописца, когда полоцкий князь Василько, оказавшись с дружиной на одной лесной дороге со своим родовым врагом Всеволодом, внезапно встречает и провожает его с честью, когда ничто не мешало пленить его или убить. Но такие случаи благородства были редкими, а кровь лилась всё обильнее. Суздальский князь Андрей Боголюбский берёт приступом древний Киев и отдаёт на разграбление своим воинам. Двое рязанских князей приглашают на пир в шатёр шестерых князей-родичей, обнажают мечи и убивают их своими руками…

Сто лет продолжалось так. А потом чаша переполнилась. С далёкого востока из степи пришёл чужой неведомый доселе народ. Русские князья и дружины одни за другими становились против великих полчищ, и все гибли, подобно деревьям, которые ломает страшная буря. Ни одной битвы не было выиграно, ни один город, к которому приступили орды хана Батыя, не устоял. Только маленький Козельск два месяца держал осаду, а когда стены были разрушены, горожане резались с татарами на валу, потом вышли из города и сами напали на шатры осаждавших и прежде, чем погибнуть, убили множество врагов. Войдя в город, взбешённый Батый никого не пожалел, истребив даже грудных младенцев. Князь, которому было двенадцать лет, по словам летописца, утонул в крови. Дольше Козельска устоял только Киев. Но как бы долго не держались города и крепости, участь у всех была одна. Лишь немногие, самые далёкие от степи княжества в глубине лесов и болот полночной Руси  избежали опустошения. В те страшные дни наступила ночь Древней Руси – ночь, которая не закончилась до сих пор.

Tags: история, личное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments